Главная > Новости

Альпийское золото

Альпийское золото 9 Февраля 2014

Золотая медаль в хоккее на Олимпиаде, как бы ни ревновали к этому приверженцы других видов спорта, самая дорогая. По значимости она перевешивает любую, пусть в граммах ее тяжесть не отличается от такой же награды в лыжах, санях или фигурном катании. И даже если общий зачет Игр неудачен, хоккейная победа заметно скрашивает серую картину.

Так было в 84-м, где мы проиграли медальную гонку немцам из ГДР, но благодаря тому, что хоккеисты вернули себе первенство после фиаско Лейк-Плэсида, Игры в Сараево были признаны в целом успешными. Так было и в Гренобле зимой 1968-го. На самой неудачной нашей Олимпиаде за весь XX век.

Там, во французских Альпах, советские спортсмены не провалились, нет. Они выступили в свою тогдашнюю силу. Просто после грандиозного дебюта в Кортина д’Ампеццо, триумфа в Скво-Вэлли и космического выступления в Инсбруке (11 золотых!), СССР расслабился, поверив в свою непобедимость. И слегка отпустил натянутые вожжи подготовки олимпийцев.

Мы как-то резко, вдруг, перестали выигрывать чемпионаты мира. Только лыжницы продолжали исправно пополнять золотой запас страны, с середины 60-х наловчились хоккеисты, да фигурная пара Белоусова – Протопопов. Остальные в 66-67-68-м сдали все позиции, которые завоевали в предыдущие десять-пятнадцать лет.

С фигуристами потом обошлись гадко. Дуэт выиграл две Олимпиады (Гренобль, в том числе), а затем высшее спортивное начальство решило двигать вверх молодые пары и задвигать великих ветеранов. Те возмутились и уехали из страны. Их объявили ренегатами, предателями и вымарали биографии из летописных сводов, словно и не было никогда таких спортсменов.

При этом золотые медали Игр, завоеванные ими для СССР, продолжали аккуратно учитывать в исторических таблицах.

* * *

Чтобы представить себе положение дел советской делегации на Олимпиаде-68 и состояние всех, кто за нее отвечал и болел, достаточно вспомнить наше состояние в 2002-м или 2010-м. Шел день за днем, а золотая копилка сборной не пополнялась. За двое суток до окончания Игр в ней набралось всего три высших награды – конькобежки Титовой, биатлонной эстафеты и фигуристов.

Норвегия с шестью золотыми медалями была уже недосягаема в командном зачете. По три, кроме сборной СССР, добыли Австрия, Франция, Голландия и Италия. Утром 17 февраля французы и итальянцы заполучили по четвертому золоту, а нас догнали еще и шведы.

Катастрофу дополняла ситуация в хоккейном турнире. В предпоследнем туре советская команда, вот уже пять лет не знавшая себе равных и из 39 матчей на чемпионатах мира и Олимпиадах за это время один свела вничью, а остальные выиграла, сенсационно уступила Чехословакии.

Перед решающими играми у нас, чехов и канадцев было по 10 очков, у Швеции – 8. Мы зависели от шведов, которым победа над чехами приносила бронзу, а наше поражение от Канады обращало ее в серебро. Успех чехов в свою очередь автоматически лишал нас шансов на чемпионство даже в случае разгрома канадцев: при равенстве очков учитывались личные встречи.

В то же время Канада не зависела ни от кого: она Чехословакию обыграла и, одолев наших в заключительной встрече, получала первенство. Был и третий расклад – троевластие: ничьи в обоих матчах. И тогда лауреатами все равно становились канадцы.

* * *

Как так вышло, что непобедимая советская сборная проиграла чехам, которых вот уже много лет побивала на любом льду? Скажем честно: из-за кадровых и подготовительных просчетов Анатолия Тарасова.

В сборной он был вторым тренером – помощником Аркадия Чернышева, но крайне влиятельным, с правом громкого совещательного голоса. За счет этого, а также распоряжаясь ЦСКА, базовым клубом для сборной, он имел прямой доступ к формированию состава национальной команды. И вертел им, как хотел, радея за армейцев в ущерб «чужим» игрокам.

В том числе, с помощью интриг. Знаменитая история о том, как Тарасов хитростью и обманом заставил Бориса Майорова собственноручно вычеркнуть из сборной брата Евгения в пользу молодого армейца Ионова – всего лишь один эпизод из цепи подобных. Объяснение простое: каждый член сборной – дивиденд для клубного тренера, а тем более сборник-чемпион.

После сезона-66 распалась легендарная армейская тройка Локтев – Альметов – Александров: правый край завершил карьеру. Однако на следующем первенстве мира другой старожил сборной Виктор Якушев настолько безболезненно влился в связку, что никто и не заметил подмены. Чемпионат они провели восхитительно.

Летом 67-го покинул лед Альметов. Чернышев пробовал в звене опытного воскресенца Никитина, затем молодого спартаковца Александра Якушева, выступавшего на ЧМ-67 запасным в тройке Майорова. И так, и этак выходило неплохо.

Но Тарасов уже задумал собственный план. В последний момент, когда сборной нужно было отъезжать в Гренобль, Никитин и Якушев-старший получили отповедь через прессу, как устаревшие экземпляры, которые виновны в неудачах январского турне по Канаде и которым нечего делать на Играх.

Зато была объявлена прогрессивной вторая тройка ЦСКА Ионов – Мишаков – Моисеев. Ее тренер весь сезон хитро внедрял в сборную, оставляя в запасе, как давным-давно все всем доказавших и не нуждающихся в дополнительных смотринах «майоровцев» и собственное звено Фирсова. Старший тренер Чернышев даже и не подозревал, к чему все клонится.

А за десять дней до Гренобля выяснилось, что из проверенных «сборников» под рукой осталась только мишаковская тройка. Она и полетела во Францию – третьим звеном. Как и, естественно, Александров (армеец же!) – запасным…

* * *

Даже в простых матчах на старте Олимпиады – с Финляндией, ГДР, США и ФРГ, выигранных с общим счетом 36:3 (все с разностью в 8-9 шайб), – «мишаковцы» не блистали. А едва дошло до первого серьезного противника – шведов, как вообще провалились, уступив и в борьбе, несмотря на внушительные габариты Мишакова, и в комбинационной игре.

Моисеев, сломя голову, носился по площадке, и даже Чернышев не мог понять, куда и зачем он бежит. Ионов отдавал передачи соперникам. Их состояние передалось и надежным защитникам: Кузькин, Ромишевский, Зайцев стали допускать несвойственные им позиционные ошибки. Если бы не Фирсов, уже тот матч мог пошатнуть прочное прежде лидерство сборной СССР.

Через два дня против Чехословакии история повторилась, как и положено, в виде фарса. На 28-й секунде Борис Майоров открыл счет, а затем начался парад ошибок. Апофеозом которых стали две шайбы третьей чешской тройки Гавел – Хейма – Черны (первых двоих и на родине-то сейчас вряд ли вспомнят) без сопротивления со стороны бригады Мишакова.

Более того, за четыре минуты до финальной сирены счет стал 5:2 в пользу чехов, и лишь характер и стойкость двух первых наших звеньев в оставшееся время позволили нам проиграть минимально – 4:5.

* * *

И все-таки удача нас любила. Чехи не смогли обыграть шведов. Слишком много сил потратили накануне, не успели восстановиться. Ничья 2:2. Это означало, что наша судьба вернулась к нам в ладони.

Сборная СССР смотрела матч по телевизору, и едва прозвучала финальная сирена, вратарь Виктор Коноваленко, чье участие в игре с Канадой было под вопросом, ведь против Чехословакии он, мягко говоря, не выручил, помчался к тренерам: «Прошу поставить меня! Я не подведу!» Да и все игроки как-то собрались, подтянулись, сконцентрировались.

От их выступления зависело не только распределение трех хоккейных титулов (кроме олимпийского еще чемпионов мира и Европы), не только место сборной в медальном зачете Игр, но и настроение всей страны.

Канадцев, как уже было сказано, устраивала ничья. Выглядели они в Гренобле здорово, исключая матч с финнами, сенсационно проигранный 2:5. Зато шведы ими были побиты всухую (3:0), а чехи размочили тот же счет лишь в третьем периоде. Голкипера Бродерика единодушно признавали лучшим на этом турнире, восторженные отзывы сопровождали игру Хакка, О’Ши, Маккензи, Джонстона, Кадью, Бурбоннэ.

В самой Канаде почти никто не сомневался: после 16-летнего перерыва олимпийское золото вернется к тем, кому должно принадлежать всегда.

* * *

Решающие олимпийские матчи с Канадой сборная СССР играла уже дважды – в 56-м (2:0) и в 64-м (3:2). Сыграет и еще раз, в 92-м (3:1). Все эти встречи были исключительно тяжелыми, на пределе сил и нервов. Все победы в них – своего рода героическими.

И только в 68-м все получилось иначе.

Получив «подарок» от шведов, сборная не только собралась, но и психологически раскрепостилась. Еще и потому, что Тарасов после поражения от чехов в основном молчал, а говорил Чернышев. Тонкими, четкими наставлениями он разъяснил парням игровые задачи. И ни крика, ни нервов, никакой накачки.

С первых же минут стало очевидно, что наши контролируют ситуацию с хладнокровием питона. Канадцы по обыкновению зло и жестко набрасывались на игрока с шайбой – и долбили воздух либо врезались в борт. В ответ следовала стремительная атака с обязательным броском. За первый период Бродерик отбил их 11 штук. Коноваленко лишь 7, причем сложностей не доставил ни один.

Вот уже соперники поехали на скамейку штрафников. Две минуты за грубость схлопотал Мотт, а едва вернулся на лед, как за ту же провинность отправился на отсидку О’Ши. Правда, из численного преимущества наши пользы не извлекли. А когда истек и второй штраф, наказание получил Евгений Зимин.

Тревога? Отнюдь. Наши выстроили надежный кордон, заставив канадцев безрезультатно раскатывать шайбу по зоне. А на исходе первой минуты меньшинства Викулов обокрал соперника и бросил в прорыв Фирсова. Выход один на один лучший бомбардир Олимпиады исполнил мастерски. 1:0.

* * *

После перерыва Канада взвинтила темп, перехватила инициативу. Настала пора для Коноваленко исполнять свое обещание. Вратарь действительно не подвел. Броски со всех дистанций, изо всех положений становились его надежной добычей. Виктор был до такой степени непробиваем, что канадцы, казалось, разуверились в возможности его распечатать.

К середине периода темп спал. И вот тут-то реабилитировалась за промахи и «неуды» третья тройка. Моисеев неожиданно остановился, огляделся и выдал идеальный пас Мишакову. Тот прорвался вдоль борта, срезал угол и швырнул шайбу над ловушкой Бродерика. Этот гол был явным предвестником победы.

Все вопросы были сняты вскоре после второго перерыва, когда Старшинов с «пятачка» расстрелял канадские ворота. Отыграть 3:0 у сборной СССР, когда она в таком выдающемся настроении, было невозможно.

Да наши и не думали успокаиваться. На 49-й минуте Зимин в большинстве отправил шайбу в цель после комбинации того же Старшинова и Давыдова. А еще через пять минут свой 12-й гол на турнире, и опять с помощью Викулова (его 10-я голевая передача), провел Фирсов. От дальнейшей экзекуции Канаду уберегла финальная сирена.

Сборная СССР в третий раз выиграла Олимпиаду, но альпийское золото Гренобля было самым трудным из всех.

* * *

А второе место в общекомандном зачете наша команда заняла чисто. В последний день Игр прыгун Владимир Белоусов сенсационно выиграл соревнования на большом трамплине. Это была пятая и последняя советская победа на этой Олимпиаде. Норвежцы опередили нас в итоге всего на одно золото. Но успех хоккеистов скрасил эту печаль.